Наверх

Даниил Крамер в Нижнем Новгороде блюзом набил зал под завязку

 

2 февраля 2017

 

 

«Принято считать, что все лучшие музыканты живут в Москве и Санкт-Петербурге. Но это не так. Я привез вам замечательную группу Blues Doctors из Екатеринбурга. Ее гитарист Владимир Демьянов в 2011 году стал лучшим блюзовым гитаристом России. И с нами приехал Роберто Морбиоли – яркий, харизматичный гитарист, готовый ко всяческим новшествам. Мы сегодня на репетиции что-то переколпачили на ходу, и в принципе пока сами не знаем, что на концерте получится. Я лично просто иду на джем», - признался корреспонденту «НН» Даниил Крамер перед выступлением.

Ведущий отечественный джазовый пианист вновь приехал в Нижний Новгород в рамках авторского филармонического абонемента. На этот раз он исполнил перед битком набитым залом блюзовую программу; что примечательно, зал заполнила отнюдь не «молодежь», но меломаны достаточно почтенного возраста.

 Какие там ноты?

- Даниил, в мою студенческую бытность все нижегородские «эстрадники» учились на ваших этюдах. Правда, многие сочинения ходили «в списках». Подозреваю, что когда вы учились джазу, с нотами обстояло еще хуже. Как вы выходили из положения?

- Все, что я учил, я самостоятельно «снимал» на слух с пластинок и магнитофонных записей. У меня был магнитофон «Маяк» - помните такой? – с двумя скоростями, девятой и девятнадцатой. На девятнадцатой было записано, а на девятой я снимал, порой пытаясь догадаться, какие там ноты.

- 25 лет назад в Нижнем Новгороде джаз пользовался сумасшедшим спросом: «лом» на концерты, затем сейшны до рассвета… Сейчас ничего подобного нет. Это нормально?

- Это абсолютно закономерно. Когда-то и в Нью-Йорке был бешеный лом на джаз, и записи до утра. Но, знаете ли, ничто не остается неизменным, время идет. Я, например, сейчас живу концертной жизнью. Если после концертов буду еще и участвовать в джем-сейшнах до утра, на следующем концерте я и двух нот не сыграю, потому что следующий концерт начнется буквально через несколько часов!

- У вас такая высокая занятость?

- Бывают месяцы, когда выступления каждый день, бывает поменьше – по 25 в месяц.

- Вот это да! И при таком графике у вас еще и остается время на хобби?

- Остается! (хитро улыбается)

- Знаю, что ваше первое увлечение – компьютерные игры. Во что играете?

- У меня несколько любимых игр, я их чередую в зависимости от настроения. Рублюсь в Diablo-3, по Сети и просто. Играю в Skyrim, в основном, за лесных эльфов – потому что они умеют хорошо красться и стрелять из лука, а я люблю такие вещи. В игре я – прирожденный ассассин, убийца магов, обожающий нападать из засады, тайно и стремительно, так чтобы враг даже не успел понять, что и произошло. Впрочем, иногда люблю за мага поиграть и наказать ассасинов, тем более что хорошо знаю все их приемчики (смееется). В «Цивилизацию» поиграть люблю, в Empire Total War… То есть стратегии, экшн, RPG… Я всеяден, главное, чтобы это было красиво, интересно, неожиданно и давало бы возможность принять собственное решение.

 Там, где обитает джаз

- Сегодня вы играете в большом филармоническом зале. А в культовых джазовых клубах, например, в Blue Note, Birdland – джаз чувствует себя «лучше», естественнее?

- Я в разных местах играл. Это неважно, где играть. То, что вы сказали, «культовые» клубы… У меня есть такое правило: где бы публика ни сидела, какая бы она ни была – она вся моя. Я играл для правительств, для сенатов, для богемы, для подростков-рецидивистов, играл в филармониях и в тюрьмах – везде. И везде публика была моя. Для кого-то они могут быть рецидивистами, но для меня они – слушатели.

- Вы говорите, что вашу игру слушают все и везде. Но как тогда быть с утверждением, что джаз – искусство для элиты?

- Вы знаете, слушают не столько жанр, сколько исполнителя. Личность. К сожалению, в российском джазе крайне мало харизматичных исполнителей. Неизвестно как это получилось, но я обладаю харизмой, и это – непонятный, но очевидно действующий путь к сердцам тех, кто сидит в зале.

- Вы сегодня будете играть блюзы на большом концертном рояле. А что скажете насчет аутентичного блюза на разбитом фортепиано? Что «правильнее»?

- Я вас умоляю. Сейчас же не двадцатые годы прошлого века, и мы не говорим о стилизации. Но если этот рояль во время моего выступления расстроится – начнется импровизация (улыбается).

- Классика и джаз – как он сосуществуют в исполнительской практике ? Вы получили хорошее академическое образование, затем пришли к джазу. С другой стороны, великий джазовый пианист Оскар Питерсон нередко исполнял в своих концертах классику – Скарлатти, Баха…

- Это индивидуально. Кстати, у Питерсона с классикой, скажем так, были проблемы. Он ее плохо играл. А вот, скажем, Уинтон Марсалис и Кит Джаррет играют классику очень хорошо. Гениальный «академист» Фридрих Гульда прекрасно играл в дуэте с Чиком Кориа, Иегуди Менухин выучил соло, написанное Дидье Локвудом и сыграл его со Стефаном Граппелли. Максим Венгеров сказал мне, что не чувствует себя полноценным музыкантом, не умея импровизировать в джазовой ритмике. Для меня переход из классики в джаз закончился пониманием того, что не хочу ниоткуда уходить. Что я хочу играть классику, джаз, и всё, что между ними. А также – всё, что сзади, спереди и сбоку. Потому что для меня это – единый пласт музыки.

- Есть ли у вас любимое произведение, которое вы играете все время и не собираетесь от него отказываться?

- Есть. Совершенно не свойственная мне моя аранжировка темы Yesterdays Керна. Меня часто считают «солнечным», «энергетичным», «холеричным», и все это правильно. Но вот однажды я сидел, перебирал клавиши, и эта тема пришла сама, и обрела меланхолические шубертовские черты, необычайно грустные. И теперь мне даже претензии предъявляют: «Почему вы не сыграли Yesterdays? Очень хотелось поплакать».

Мария ФЕДОТОВА.