Наверх

Александр Скульский: «Ориентиры нашего оркестра очень высоки»

Александр Скульский: «Ориентиры нашего оркестра очень высоки»
В день юбилея Александра Скульского оркестранты подарили своему дирижеру жезл тамбурмажора. И добавили на словах: «Эту — не сломаешь!», напоминая об обычае ломать дирижерскую палочку в завершение концертного сезона.

— Так сколько палочек переломано, Александр Михайлович?

— Немало! За пультом этого оркестра я стою 50 лет. Но нельзя сказать, что за 50 лет было переломано 50 палочек. В 1967 году я, выпускник хормейстерского отделения Нижегородской консерватории, получил от Израиля Борисовича Гусмана, председателя государственной экзаменационной комиссии, пять с плюсом за исполнение «Реквиема» Бриттена и предложение пойти работать в филармонию. По распределению я должен был ехать педагогом в Киров. Однако соблазн работать в Горьковской филармонии оказался сильнее. Я согласился, и мне изменили направление в Министерстве культуры РСФСР.

— Изменили государственное распределение? Это же огромная редкость!

— Сложнейшая процедура! Ректор консерватории Домбаев был взбешён: «Вместо того чтобы ехать поднимать культуру города Кирова, он остаётся поднимать культуру горьковскую». По его представлению, я здесь не требовался. Но Гусман считал иначе — и я пришёл работать в филармонию музыкальным редактором. Потом поступил в Ленинградскую консерваторию уже на специальность «оперно-симфоническое дирижирование». Когда это произошло, мне дали дебютный концерт с оркестром на летней эстраде. Это был мой первый и единственный в 67-м году концерт.

А вскоре я стал ассистентом Гусмана, сменив на этой должности Владимира Николаевича Пормана, директора Горьковского музыкального училища. Кстати, именно Порман когда-то в стенах музыкального училища предоставил мне, мальчишке, место за пультом, и я впервые в жизни попробовал дирижировать ученическим симфоническим оркестром.

Много позже, уже заняв место Гусмана, я начал дирижировать те концерты, которые завершают сезон. Для завершения сезона и придуман этот эффектный ритуал — переламывание дирижёрской палочки. Думаю, что в этой должности я сломал палочек двадцать. Музыканты очень любят подыгрывать этой процедуре: делают вид, что ломают скрипку, контрабас или хотя бы смычок.

— В связи с вашим юбилеем сообщается, что вы продирижировали более двух тысяч программ.

— В начале моей дирижерской деятельности судьба свела меня с легендарным дирижером Карлом Ильичом Элиасбергом (исполнитель 7-й симфонии Шостаковича в блокадном Ленинграде. – Прим. автора). Это он посоветовал неукоснительно записывать все мои концерты. Он относился ко мне покровительственно. Когда я обращался с вопросами по той или иной партитуре, он приглашал меня к себе домой, ставил на стол пульт от рояля, на пульт — свою партитуру и говорил: «Вымойте руки». Только после этого мне позволялось перелистывать страницы его партитуры и переписать из неё в свою, принесённую с собой, всё, что мне виделось важным.

Я последовал его совету, и теперь количество концертов известно точно: на сегодняшний день это 2150 с лишним записей. Благодаря им я могу точно сказать, когда впервые исполнил то или иное произведение, когда впервые встретился на сцене с Наталией Гутман; когда оркестр перешёл из старого зала на Большой Покровке в нынешний концертный зал — подробнейшим образом записано всё то, что составляет концертную жизнь нашего оркестра.

— «Реквием» Бриттена дал вам не только пятёрку с плюсом и приглашение в филармонию. Он ещё познакомил вас с будущей супругой, органисткой Заряной Скульской, и стал «вашей» семейной песней, как вы однажды сказали в интервью. А вообще в вашем доме есть традиция семейного музицирования?

— Традиция есть, и я должен сразу отдать неоспоримое преимущество младшему их трёх братьев Скульских, Алексею. Он изумительно поёт, аккомпанируя себе на гитаре, с лёгкостью входит в любой ансамбль любого стиля, который может сложиться на вечеринке, прекрасно музицировал с бывшим министром культуры Михаилом Грошевым в ансамбле в ДК ГАЗа. Его коронный номер — поставить ряд бокалов, наполнить их до разного уровня и играть на них мелодию.

— За 50 лет, которые вы стоите за пультом дирижёра, как изменилось место Нижнего Новгорода как музыкального центра?

— Над этим вопросом я думаю ежедневно. Занимает ли наш оркестр всё более обоснованно своё высокое место? Надеюсь, что да. Наш оркестр является одним из лучших в современном оркестровом исполнительстве, наши ориентиры высоки.

— Есть ли у вас на сегодняшний день неисполненные мечты?

— Наверное, вы имеете в виду неисполненные произведения. У нас есть замысел — ряд премьер к юбилею филармонии. Одна из них — никогда не исполнявшееся произведение Dixi Гии Канчели, которое будет сыграно 1 декабря, в день юбилея.

Светлана КУКИНА